Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Фоторепортажи
14Кабинет со спальней Александра Розенбаума
22Квартира Екатерины Стриженовой и её мамы

Парадные Петербурга. Как жильцы восстанавливают облик дореволюционных домов

Петербуржцы Даниэль Лурье и Сергей Богач, переехав в дома старого фонда и отремонтировав свои квартиры, решили пойти дальше. Узнав уникальную историю своих домов, они поняли, что необходимо привести в порядок и парадные. Но задача оказалась непростой: Даниэлю даже пришлось пройти нечто вроде детективной истории.

Источник: Личный архив Даниэля Лурье

В перечне объектов культурного наследия обоих домов нет, а значит, подавать заявления в государственные органы и согласовывать каждый шаг в процессе ремонта Даниэлю и Сергею было не нужно.

Казалось бы — ремонт можно сделать легко и быстро: старые деревянные двери поменять на современные, металлические, закупить недорогую плитку в строительном магазине, заменив 100-летнее напольное покрытие.

Но оба мужчины решили реставрировать именно вековые материалы, а что не сохранилось — искать в архивах и воссоздавать. Даниэлю, например, удалось вернуть похищенные почти 30 лет назад витражи входной двери.

Обоим мужчинам оказывает поддержку «Внимание» — фонд сохранения исторического наследия в России, который помогает собирать средства, консультирует в юридических вопросах.

«Не все равно, в каком состоянии дом»

«У нас небогатая парадная — это простой дом, построенный на границе города на Лахтинской улице в 1909 году. Дальше тогда были только острова, дачи. Тут нет богатой лепнины, каминов в парадной, эта такая рядовая постройка, поэтому в наших планах — то немногое, что нам досталось, сохранить и сделать так, чтобы это радовало глаз и выглядело нарядно», — рассказывает Даниэль Лурье.

Парадная дома на Лахтинской, где живет Даниэль ЛурьеИсточник: Личный архив Даниэля Лурье

Дом на Лахтинской, 20 строился в 1909 году как доходный. Проект подготовил архитектор Константин де Рошфор в стиле функционального модерна — то есть элегантно, но просто.

В 1916—1917 годах здесь жил Константин Боресков, белый офицер, один из первых российских военных воздухоплавателей, участник Русско-японской и Первой мировой войн. Самым известным жителем дома был поэт и писатель Михаил Ковалев, больше известный под псевдонимом Рюрик Ивнев. В дневниках Ивнева сохранились записи о его жизни на Лахтинской, описания соседей, обстановки парадной. Именно из этих дневников следует, что в доме когда-то был швейцар.

Сейчас это пример уютной, старой, не центральной петербургской архитектуры. Такие дома рисуют на открытках местные художники, ценящие особую атмосферу старых жилых зданий без лепнины и статуй на фасаде.

Даниэль начал ремонт вскоре после того, как сюда переехал.

«Я решил узнать все про свой новый дом, погуглил и сразу наткнулся на новость о том, что журналисты Life78 нашли витражи, похищенные в 1993 году из входной двери».

Руководителей канала мужчина смог убедить передать витражи ему. Стало понятно, что, прежде чем ставить витражи на место, двери надо отреставрировать.

Дверь парадной в мастерской во время реставрацииИсточник: Личный архив Даниэля Лурье

К счастью, обе пары деревянных входных дверей сохранились — перед ними просто поставили еще одну, железную. Для того чтобы соседи согласились убрать железную дверь, дар убеждения мужчине уже не понадобился.

«Я повесил объявление в парадной о том, что собираюсь отреставрировать входную дверь, оставил свои контакты, но мне соседи только сказали, что они рады, благодарили, — вспоминает Даниэль. — Задавали вопросы уточняющие. Многие соседи живут тут по много десятков лет, им не все равно, в каком состоянии дом».

Всю работу Даниэль оплатил самостоятельно, она обошлась примерно в 250 тыс. рублей. Реставрация заняла практически год и сейчас близка к финалу. Запланированная ранее на конец апреля установка состоится позже: из-за вируса работы пока приостановлены.

Внутренняя дверь и старая плиткаИсточник: Личный архив Даниэля Лурье

Сейчас мужчина ремонтирует напольное покрытие. Как и в случае с входной группой, он, конечно же, не собирается застилать пол магазинной плиткой. Даниэль будет реставрировать все сохранившиеся участки покрытия, а остальное — заменять точными копиями.

По его подсчетам, работы обойдутся примерно в 400 тыс. Соседи и тут готовы поддержать его инициативу, но на этот раз мужчине хотелось бы какой-то поддержки в финансировании.

«О нас стало известно фонду “Внимание”. Со мной связались из этого фонда, я подготовил все необходимые документы, и сейчас мы с ними договариваемся», — рассказывает Даниэль. Сейчас он ждет решение экспертного совета фонда. Если все сложится удачно, то фонд поможет жителям дома на Лахтинской оплатить ремонт напольного покрытия парадной на первом этаже.

«В первозданном виде»

Сергей Богач, дом которого находится на улице Зверинской, 18, тоже относится к ремонту более чем серьезно. «Мне аутентика по духу близка. Хотелось сохранить и восстановить все в первозданном виде», — говорит Сергей. Его дом построен в 1910 году архитектором Эрлихом.

До 1917 года здесь находилось правление Общества призрения калек несовершеннолетнего возраста. Среди поклонников петербургского модерна дом известен сохранившимися гербовыми витражами и геометрией лестниц.

Некоторые соседи мужчине активно помогают: помимо косметического ремонта стен и потолков парадной они отремонтировали некоторые участки лестничных маршей, сейчас реставрируют входной дверной комплекс, напольное покрытие.

Собираются восстановить гипсовую лепнину и кованые перила, привели в порядок подвальные помещения: убрали мусор, в некоторых местах восстановили разрушившуюся кладку.

Но есть и другие: кто-то просто не захотел участвовать в ремонте, а некоторые возмущались и агрессивно реагировали на обычную просьбу подписать согласие на проведение работ. Поддержку, в том числе и финансовую, оказали немногие.

«Не могу сказать, что людей, которые всем этим вдохновились и нас поддерживают, много. Мы пытались просто собрать подписи, что они согласны на проведение работ, причем мы не требовали никаких денег, — вспоминает Сергей. — Мне было открытым текстом сказано, что мы вот живем здесь давно и нас все устраивает. Такой подход меня очень удивляет».

Между тем, вспоминает Сергей, ступени были развалившиеся, стены и потолки — в ужасном состоянии.

«Мы с соседями — семь-восемь человек — решили сброситься, собрали порядка 200 тыс. рублей и привели в порядок в первую очередь потолки и стены. Ошпаклевали, покрасили, без особой реставрации. Это все было года три назад», — рассказывает Сергей.

Плитка в парадной Сергея Богача в процессе реставрацииИсточник: Личный архив Сергея Богача

После этого приступили к ремонту напольного покрытия: историческая метлахская плитка где-то совсем разрушилась, где-то сохранилась частично. Сергей обратился в мастерскую, где создают такую плитку по традиционным технологиям.

Сейчас уже несколько участков парадной застелены новым покрытием: фоновые плиты нарезаны из современного керамогранита, а декор — настоящая метлахская плитка, почти такая же, какую положили в парадной 111 лет назад. Один из жильцов был так впечатлен результатом, что выплатил половину затраченных на плитку денег. Другие в итоге тоже не остались в стороне: на их деньги в парадной поменяют другие участки напольного покрытия.

Воссоздается по архивным документам и дверь тамбура — работы планируют завершить в ближайшие месяцы. Оригинал не сохранился: его еще до переезда Сергея заменили на металлический новодел.

Замена этой двери — совместный проект инициативной группы жильцов парадной с фондом «Внимание». Фонд участвует финансово, а также занимается поиском архивных документов. Кроме того, сотрудники фонда консультируют жильцов по поводу второй, тамбурной, двери.

Плитка в парадной Сергея Богача после реставрацииИсточник: Личный архив Сергея Богача

Помимо косметического ремонта и реставрации, парадной были необходимы глобальные ремонтные работы, которые, по словам Сергея, жильцы не финансировали, но «вы?ходили ногами».

«Я лично этим не занимался, но вот мои соседи-коллеги бегали по инстанциям, подавали различные заявки. Таким образом, мы добились замены лифта и электропроводки, а также по программе благоустройства нам удалось замостить двор брусчаткой. За свой счет мы сделали ворота, обеспечили всех жильцов электронными ключами, то есть сделали закрытый въезд в наш двор», — рассказывает Сергей. Жилкомсервис предлагал жильцам помощь в замене кованых перил, но они отказались, решив заказать реставрацию элементов у кузнецов.

Для Сергея ремонт парадной не только вопрос эстетики. Петербуржец профессионально занимается строительством, а после того как СМИ написали об инициированных им работах по реставрации метлахской плитки, к нему стали поступать подобные заказы.

«Ко мне много людей обращаются с просьбой поделиться опытом, за консультациями, просят меня выполнить работу в том же ключе, как мы сделали. Жители одного из домов на Петроградской стороне обратились, попросив сделать то же самое, что и у нас. Мы уже согласовали смету, выбрали материалы, сейчас жильцы собирают деньги», — сообщил Сергей.

«Наш город — один из самых красивых в мире, и просто жалко смотреть на то, что люди в этой красоте живут, но не ценят этого, видя, как это разрушается», — говорит он.

С «Вниманием» к историческому наследию

За помощью в ремонте или реставрации парадных жители домов старого фонда, конечно, могут обратиться в управляющие компании или государственные органы, но на это часто уходит много времени, так как очередь на проведение ремонтных работ действительно большая.

Петербуржцы получить поддержку могут еще и в благотворительных фондах, например у «Внимания». Это фонд сохранения исторического наследия в России, который помогает собирать средства, консультирует в юридических вопросах.

«Внимание» активно работает с Комитетом по градостроительству и архитектуре, Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Если объект, над которым работает фонд, не относится к перечню объектов культурного наследия, юридических проблем в ремонте и реставрации не возникает.

«Наша работа состоит в выделении средств, утверждении проекта реставрации. К нам обращается собственник, и мы смотрим, соответствует ли проект нормам реставрации. Если почему-то не соответствует, мы предложенный собственниками проект дорабатываем. Дальше мы все детально согласовываем с нашим экспертным советом, который принимает решение», — сообщила сотрудница фонда Ника Артемьева.

В большинстве случаев фонд выступает заказчиком реставрационных работ, контролирует процесс, принимает готовые объекты.

Анастасия Стрепенюк

Смотрите наше видео о 7 самых инстаграмных местах Петербурга: