Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
Источник: Мослента

«Дело не в национализме москвичей, а в их страхе»

Несколько лет назад Нургуль Каимова, приехав в Москву из Оша, основала здесь агентство недвижимости для трудовых мигрантов, где помогает таким же, как она, выходцам из Киргизии (Кыргызстана). МОСЛЕНТА поговорила с Нургуль о том, как ей удалось основать собственный бизнес, можно ли считать москвичей националистами, как меняются вкусы и предпочтения ее земляков и можно ли заработать в столице на свою квартиру, работая уборщицей. Ниже — ее монолог.

Источник: Агентство «Москва»

«Вот и решила остаться»

Я родилась в Кыргызстане, в городе Ош, но в Москве живу уже 18 лет. Попала я сюда с самой первой волной мигрантов. Работа дома, конечно, была, но… Очень мало платили, очень. Да и, как говорится, не могла я там найти своего места, хотя и трудилась преподавателем в вузе. Что преподавала? Информатику, потому что по образования я — айтишник и специалист по информационным системам. Но не шло как-то все у меня. И у сестры моей не шло, поэтому она первая в Москву уехала, а я следом, спустя три года, чтобы привезти ее сына…

Приехала я, посмотрела, а люди-то тут неплохо зарабатывают! Вот и решила остаться.

«У меня же красный диплом и амбиции!»

Найти в Москве работу оказалось совсем не сложно, потому что у меня был хороший русский язык.

Для начала я устроилась поваром холодного цеха в ресторане ливанской кухни. Кыргызстанок вообще поварами охотно берут, ведь на родине мы все много готовим. Там я проработала 4 месяца — делала разные салаты, а потом, немного освоившись, начала подыскивать себе другое место.

У меня все же красный диплом, амбиции…

Я была официантом, продавцом, но надолго не задерживалась нигде, потому что находилась в постоянном поиске. Месяц тут что-то делала, полтора месяца — там. Страха, уволившись, остаться без копейки у меня никогда не было. Но тут вот что важно: я отовсюду уходила так, что меня были готовы в любой момент взять обратно. А потом мне позвонила моя родственница, работавшая упаковщицей в компании, торгующей мужским нижним бельем. У них что-то там случилось в отделе продаж, и срочно понадобился человек, который разбирается в компьютерах. Оказалось, там были установлены программы, которые я знала.

Продемонстрировав свои навыки, я устроилась на первую свою работу по специальности.

Тогда руководство очень удивилось: мол, девушка-кыргызстанка, а так хорошо разбирается в компьютерах, знает программу 1С!

И я стала работать здесь.

«Откуда ты тут такая умная?»

С предвзятым отношением к представителям своей национальности я сталкивалась в Москве достаточно часто. У меня спрашивали: «А чего это у тебя такой хороший русский язык?» А как ему быть плохим, если я из русскоязычной семьи, ходила в русский садик, закончила русскую школу, если мои родители — преподаватели в университете! Удивлялись, когда я начинала качать свои права. Говорили: «Откуда ты тут такая умная?! Обычно вы все молча работаете, забираете деньги и все». Обижало ли это? Не то чтобы… Потому что ведь это факт: большинство моих земляков, приехавших в Москву на заработки, были людьми не сильно образованными, работали дворниками и посудомойщиками.

Источник: РИА Новости

«Было очень не по себе»

Когда я только приехала, мы с сестрой и ее мужем снимали комнату в двушке. Хозяйка была хорошей женщиной и разрешала нам пользоваться всеми комнатами в квартире, потому что сама жила в Казани и приезжала в Москву очень редко. Мы с ней так подружились, что даже свозили ее в Кыргызстан. Но, спустя два года, она потеряла сына и выставили квартиру на продажу. Тут-то я и столкнулась с проблемой поиска жилья.

Большинство моих земляков ведь жили где? Или в подвалах, или ютились по 20−25 человек в одной квартире. А мы так не хотели.

Но снять двушку для себя было очень дорого: я на тот момент получала 18−20 тысяч, а заплатить нужно было сразу три суммы — за первый месяц, залог и риелторские, что составляло примерно 120 тысяч. Однако мы решились! Думали: будем жить в одной комнате, в другую кого-нибудь подселим. Я стала звонить по всем объявлениям. Но… в одном агентстве меня обманули на 8 тысяч, взяв их за какие-то информационные услуги, в другом — на 10 тысяч. От этого было очень не по себе. Я была уверена: это все потому, что мы — не русские. И только потом поняла, что это просто такой бизнес.

Я стала атаковать московские агентства недвижимости просьбами взять меня на работу. Вот только меня не брали. Ну, а что вы хотите — я была маленькой худенькой девочкой из Кыргызстана, утверждавшей, что умеет делать все что угодно! Да еще и без российского гражданства.

В конце концов я вышла на нормального риелтора, тоже, кстати, мигранта, только с Украины. Он подобрал нам хорошее жилье, договорился с хозяевами, потому что тогда мигрантов из Средней Азии селили не очень охотно — все хотели жильцов со славянской внешностью. И за полчаса забрал все наши деньги. Я подумала: «Ничего себе! Вот это человек работает, а ведь тоже не москвич!» Познакомилась с ним поближе, стала задавать ему вопросы и сделала вывод: я тоже хочу стать риелтором!

«Чистое безумие, если подумать!»

У кыргызстанцев очень хорошо работает сарафанное радио. Мне стали звонить родственники, друзья: «А как вы сняли квартиру? А через кого сняли?» Где-то год я работала с моим знакомым риелтором: стала поставлять ему клиентов, а он мне — проценты со сделки. Но звонков становилось все больше и больше. «Помоги снять квартиру! Помоги снять квартиру! Помоги снять квартиру!» И это стало совершенно невозможно совмещать с основной работой, тем более, что тогда я еще и устроилась на ночные смены в один онлайн книжный магазин, где распределяла заказы. Я проработала там всего два месяца, но за это время сделала вот что: начала мониторить самые популярные у заказчиков книги. Оказалось, что они чаще всего покупают пособия по психологии, а также книги о личностном росте. Я решила, что в этом что-то есть, и заказала себе три книги. Тогда они стоили по 600 рублей, а у меня зарплата была всего-то 12 тысяч. Чистое безумие, если подумать!

Но, прочитав их, я поняла, что рамки себе создаем только мы сами и что надо рисковать. Так я стала атаковать московские агентства недвижимости просьбами взять меня на работу. Вот только меня не брали. Ну, а что вы хотите — я была маленькой худенькой девочкой из Кыргызстана, утверждавшей, что умеет делать все что угодно! Да еще и без российского гражданства. И вдруг — получилось! Так и началась моя риелторская деятельность.

Источник: РИА Новости

«В подвалы никто не хотел»

Два месяца я просидела без единой сделки. Отправлялась на выезды, разговаривала, но… не получалось у меня ничего. А потом стала закрывать по два месячных плана. Другое дело, что мне тогда не особо повезло, потому что работала я с собственниками, а хотела бы — с арендаторами, особенно, со своими земляками, потому что спрос на квартиры с их стороны был велик. В подвалы никто из них больше не хотел. Потому что разбогатели? Нет! Потому что вдруг увидели, что можно и так, потому что у них появилась информация и появились примеры перед глазами.

Недавно однокомнатную квартиру в Алтуфьево через мое агентство купила девушка, работающая уборщицей. Представляете? На протяжении шести лет она откладывала практически все свои деньги, скопив три миллиона, а еще четыре миллиона мы помогли ей взять в ипотеку… С собственниками было непросто.

Почти все говорили: «Мы хотим только славян!» Но меня это не обижало, скорее, вызывало азарт. Я отвечала:

Вот эту квартиру вы сдадите славянам за 35 тысяч, а я знаю самых лучших в мире киргизов, которые заплатят вам 45! И вообще, давайте не будем обсуждать это по телефону, а встретимся все вместе, чтобы вы на них посмотрели.

Такой подход почти всегда срабатывал, потому что дело тут совсем не в национализме москвичей, а в их страхе перед незнакомым. Некоторые из них вообще не знают, что это за страна такая — Кыргызстан. А видят моих земляков, разговаривают с ними и проблемы отпадают.

«Квартиру может купить и уборщица»

Между тем мне по-прежнему звонили земляки. И тогда я поняла: пора открывать собственное агентство, чтобы иметь возможность помочь как можно большему количеству людей. Проблемы начались с самого начала, то есть с поиска офиса. Везде требовались юридические документы, а у меня не было ничего. Юристы сказали, что на киргизский паспорт я ничего оформить в Москве не смогу. Так что я начала работать «в черную», открыв офис в двухкомнатной квартире: в одной комнате я жила, а в другой днем сидели пять моих сотрудников. А потом помогли: знакомая москвичка предложила оформить документы на свое имя. Так я работала два года, а потом систему упростили. Сейчас у меня легальный бизнес.

Моему бизнесу уже 14 лет, но не сказать, чтобы за это время запросы моих земляков сильно изменились. Все хотят что-то простое и доступное.

Но есть и очень важная перемена: в последние три года приехавшие в Москву киргизы стали недвижимость не арендовать, а активно покупать. Мне даже пришлось открыть специальный отдел продаж!

Это, опять же, не говорит о том, что киргизы сильно разбогатели.

Что же до аренды, то тут квартиры тоже на первом месте. Спрос на комнаты и койко-места очень сильно упал, что тоже вполне объяснимо: практически все киргизы приезжают сейчас в Москву не поодиночке, как раньше, а семьями, устраивают тут детей в школы.

«Многие планируют вернуться на родину»

Конечно, в первую очередь я работаю со своими земляками. Их столько, что я даже успеваю помочь всем желающим. Но к нам обращаются и многие другие. И те, кто едет из Средней Азии — Таджикистана и Узбекистана. И те, кто с Украины и из Молдовы. Все они — трудовые мигранты, приезжающие в Москву на заработки. Причем, не только в Москву, из-за чего мои представители работают сейчас и в других городах — в Петербурге, Тюмени, Екатеринбурге, Краснодаре и Сочи.

Но я расширяю бизнес не только в этом направлении, потому что, пройдя специальное обучение и получив разрешение некоторых банков, я помогаю людям из разных городов с оформлением ипотеки. А, кроме того, я открыла еще один отдел, занимающийся продажей недвижимости в Кыргызстане, потому что спрос на это у киргизов, живущих в Москве, тоже велик. Я поехала домой, заключила договоры с несколькими местными застройщиками и начала продавать на условиях беспроцентной рассрочки их квартиры и дома московским мигрантам.

Скажу для сравнения: двушка в Кыргызстане стоит 2−2.5 миллиона, в Москве — 6−7 миллионов. Зачем им это нужно? Затем, что многие все равно рано или поздно планируют вернуться на родину.

А я… Себе я пока в Москве ничего не купила. Как бы у меня все не сложилось тут, я все равно когда-нибудь вернусь в Ош, потому что… Это — родина, свежий воздух и натуральные продукты. А еще я просто очень скучаю.

Посмотрите на самые безумные дома со всей России в нашем видео:

Во время загрузки произошла ошибка.
Читайте также