Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Фоторепортажи
38149 млн: водопад в спальне, аквариум в санузле, камин и кальян в гостиной
23300 тысяч за аренду в первом московском небоскребе

Что делать с соседями, превратившими квартиру в помойку

МОСКВА, 27 сен — РИА Новости, Анастасия Гнединская. Гора мусора почти до потолка, насекомые, тошнотворный запах — спасатели и коммунальщики несколько дней разгребали квартиру во Фрунзенском районе Санкт-Петербурга, которую чета пенсионеров превратила в свалку. Спрессованными отходами завалили даже дверной проем — сотрудники МЧС «прорывались» через окна. Таких «помоек» в каждом городе — десятки. В самых запущенных случаях жильцы роют тоннели. Соседи жалуются в управу, полицию, Роспотребнадзор. Но обычно все заканчивается генеральной уборкой, после чего «плюшкины» начинают таскать хлам с удвоенной силой.

«Едва уловимо потягивало помойкой»

Квартиру в доме No 33 по Пражской улице в Санкт-Петербурге Дмитрий (имя изменено) снимал полтора месяца. Уютная «двушка» неподалеку от метро его устраивала. Пока из светильника, вмонтированного в натяжной потолок, не полезли черви.

Он знал: этажом выше живет семья пенсионеров. Позвонил в полицию.

Сотрудники МЧС вскрыли дверь, но не попали даже в коридор, почти до потолка заваленный мусором. Упаковки из-под продуктов, целлофановые пакеты, сломанные игрушки — все спрессовано и утрамбовано «до состояния монолита».

Как рассказал РИА Новости руководитель пресс-службы ГУ МЧС по Санкт-Петербургу Андрей Литовка, спасатели целый день баграми и ломами освобождали проход, однако так и не пробились дальше коридора. Решили «прорываться» через окна.

В комнатах ждала та же картина — горы отходов до потолка. Разгребать завалы пришлось коммунальщикам. Мешки выбрасывали прямо в окна. На третий день в дальнем помещении дворники обнаружили останки мужчины. Тело сильно разложилось: по предварительным данным, пролежало несколько лет. Чуть позже нашли и хозяйку квартиры — 65-летнюю Татьяну. Именно она принесла домой весь этот хлам.

Соседи вспоминают, что иногда видели пенсионерку с большими пакетами в руках. Но не предполагали, что внутри мусор. Татьяна всегда носила чистую одежду, волосы вымыты, неприятного запаха от нее не было. «Знаю, она долго работала сиделкой, затем устроилась кондуктором, — говорит Мария из квартиры сверху. — Муж был слепым. Когда мы переехали, она еще выводила его на прогулки. Потом перестала. Объяснила, что слег. Но рассказывала, как ухаживает за ним. Получается, все это выдумки?».

На запах из квартиры никто тоже не жаловался. По словам соседей, только иногда, когда дверь была приоткрыта, оттуда едва уловимо потягивало помойкой. «Но Татьяна захлопывала дверь, кого-то заметив. Только этим летом один жилец случайно заглянул в щель и увидел горы хлама», — уточняет Мария.

Пенсионеры не были одинокими — довольно часто к ним приезжала дочь. Правда, в квартиру не заходила — встречались у подъезда. За дверь Татьяна вообще никого не пускала: пенсию получала на лестничной клетке, здесь же ждала врачей.

Сейчас соседи предполагают, что мусор она складировала около десяти лет. Как все это время передвигалась между комнатами — непонятно.

Андрей Литовка вспомнил, как однажды тушил похожую квартиру: «Все помещения почти до потолка были забиты хламом. Но внутри “гор” проложили ходы. Правда, на Пражской улице ребята ничего такого не заметили. Может, полости засыпало?».

Нужные вещи

В Перми жители пятиэтажки на улице Крупской несколько лет мирятся с мусорным амбре и тараканами. В филиал помойки квартиру превратила пенсионерка Валентина Ч. В январе 2019-го соседи не выдержали: сняли видео. На кадрах настежь открытая дверь. Коридора не разглядеть — дверной проем, будто кирпичами, заложен тряпьем, коробками, пакетами. Сама хозяйка внутрь попасть уже не могла — спала на лестнице.

После публикации видео управляющая компания полностью очистила помещение. За «мусорной прослойкой» дворники обнаружили ящики с продуктами, которые пенсионерка скупала еще в перестроечные времена — после смерти матери.

«В комнате стояли коробки с подсолнечным маслом, сгущенкой, консервами — срок годности вышел лет двадцать назад. В одном углу лежали ведра, в другом — лопаты», — объясняет представитель управляющей компании «Наш район».

Коммунальщики работали пять дней — вывезли несколько контейнеров хлама, починили плиту, поставили новые счетчики на воду. Все это время хозяйка стояла у подъезда и плакала.

«Потом пришла в себя, заселилась, благодарила нас. Но довольно быстро снова принялась таскать барахло, — рассказывают в УК. — По ночам, пока соседи спят. Жилье приняло прежний вид. Но если раньше слежавшийся мусор почти не пах, то после уборки она нанесла свежего, ароматного. Сама на лето переехала на дачу, сейчас доступа в квартиру нет».

По словам представителя УК, генеральная уборка — все, что можно сделать в таких запущенных случаях:

«Выселить пенсионерку нельзя, ведь жилье у нее приватизировано, она исправно оплачивает коммуналку. Инспекция государственного жилищного надзора вышла в суд с требованием предоставить доступ в квартиру. Но из-за пандемии производство приостановлено».

Ситуацию коммунальщики называют замкнутым кругом. Они убирают, обрабатывают помещение средством против тараканов и крыс, но уже через пару месяцев все возвращается на круги своя. С пенсионеркой пробовали поговорить по душам. Она соглашается: нужно жить в чистоте. Но говорит, что не может пройти мимо «нужных вещей», которые валяются на помойках.

Вылечить нельзя, контролировать можно

Клинический психолог Научного центра психического здоровья РАМН Михаил Попов объясняет: все люди в той или иной степени склонны к собирательству, ведь это долгое время было основой нашей жизни. Но при генетической предрасположенности и наличии триггера — провокации — норма перерастает в патологию. Спусковым крючком становится обычно беда: смерть близкого, тяжелая болезнь.

В основе компульсивного накопительства, или, по-другому, хординга — сильная тревога, которую человек пытается заглушить, собирая хлам. В качестве примера психолог приводит историю пациента: после смерти матери он хранил все ее вещи — от чека, выданного ей во время последнего похода в магазин, до прогнившего автофургона.

Причем необязательно у хординга гиперболизированные черты: чаще человек просто собирает какие-то мелочи — ручки, скрепки, книги. Но со временем их становится очень много. Некоторые пациенты понимают, что у их тяги к собирательству патологический характер. Но противостоять не могут.

Выбросить вещи — не выход. Попытка избавиться от хлама приносит больным невыносимые страдания. Единственный вариант — медикаменты плюс психотерапия. При этом Михаил Попов подчеркивает: окончательно излечиться от хординга нельзя. Человек все равно будет испытывать потребность в накопительстве, но сможет это чувство контролировать.

Посмотрите наше видео и предотвратите беспорядок в доме:

Пятнадцать кошек, коробка мыла

Михаил Плечко руководит фирмой по вывозу мусора из квартир в Санкт-Петербурге. Сильно захламленные разбирает по несколько раз в год: «В одной, например, после смерти хозяйки жили пятнадцать голодных кошек, которые даже дыру в диване прогрызли. Запах стоял ужасный».

Обычно уборку заказывают наследники или риелторы.

Лишь однажды позвонили сами «плюшкины»: пожилая мать-блокадница и ее 60-летняя дочь. Жила семья в коммуналке, а свободную двухкомнатную квартиру использовала как склад.

«Мы там обнаружили мешок советского хозяйственного мыла, коробку ершиков для туалета, резиновые перчатки, с десяток бушлатов, — перечисляет Михаил. — Расставание с вещами дочь перенесла более-менее спокойно. А вот мать очень страдала. Все время останавливала нас, плакала. Объясняли, что пятый ватник ей просто не нужен».

В итоге вывоз мусора растянулся на четыре недели. После часа разборов блокадница просила сделать паузу и приехать в другой раз — хотела собраться с духом.

«Помогите! В нашем доме живет мужчина, у которого в квартире помойка. Мы не можем ничего сделать», — такой пост обитатели ставропольского общежития опубликовали неделю назад. В качестве иллюстрации приложили фото комнаты, заваленной пивными банками, тряпьем.

«Он не только приносит хлам с помойки, но и справляет нужду прямо в комнате. Запах такой, что не знаем, куда деваться. Тараканы от него бегут, как марафонцы», — жалуется одна из активисток дома Наталья Моисеенко.

До этого писали коллективные письма в администрацию — тщетно. Только после публикации фото мужчину госпитализировали, а мусор разобрали. Но жильцы понимают: порядок продержится недолго. После выписки из больницы сосед возьмется за старое.

Судиться бессмысленно

Адвокат по гражданским делам Наталья Григорьева объясняет: когда помещение в собственности соседа-неряхи, вариантов немного. Из единственного жилья его не выселит ни один суд. Если же квартира муниципальная, перспективы есть.

Если человек состоит на учете у психиатра, родственники могут обратиться за освидетельствованием. Но настаивать на госпитализации имеют право только близкие. По звонку соседей психиатрическая бригада не приедет.

Можно уцепиться за задолженность по коммуналке, которая есть у большинства маргинальных личностей. При долге больше чем за полгода УК вправе потребовать выселения.

Адвокат уточняет: добиться доступа в такие квартиры порой непросто. Без согласия собственника зайти туда не вправе даже участковый. Он лишь может составить акт, чтобы зафиксировать наличие насекомых и неприятный запах на лестничной клетке. У сотрудников жилищной инспекции полномочий больше: если, например, захламление закрывает вентиляцию, их обязаны пустить в квартиру.

Перечислив разные варианты, адвокат подчеркивает: судиться — не лучший способ. Просто потому, что шанс выиграть крайне мал. Иногда действеннее договориться с соседом. Хотя бы попробовать. Ведь это, как правило, несчастные одинокие люди, которые собирательством глушат душевную боль.

Посмотрите наше видео о том, что делать, если завелись клопы: